22:55 

ВЫ ТОЛЬКО ПОСМОТРИТЕ

nastyKAT
У каждой крыши свой стиль езды.
Кто дундук?
Кат дундук.
Кто забыл принести домой один из реверсных рассказов?
Кат забыл. Меня оправдывает только то, что этот рассказ для меня несколько э
странноват
отборный сюрреализм, сэ-эр!

Название: Последние Врата
Автор: nastyKAT
Артер: Aihito
Бета: Donna le Kay, Lord of Autumn
Размер: мини, 2055 слов
Категория: джен
Жанр: фантастика
Рейтинг: PG-13
Саммари: Они стояли и смотрели на море. Перед ними разворачивались последние Врата, стирая дорогу к воспоминаниям, ожившим под закатным солнцем...
От автора: Тут довольно альтернативная биология, появившаяся после того, как я знатно воскурила бонусы к картинке.
Ссылка на скачивание: http://yadi.sk/d/Wqde_jBPKyyVE



Красные цветы с крупными лепестками и белыми шариками на концах длинных тычинок покрывали всё доступное пространство, отвоёвывая жизнь у сурового каменного берега. Ближе к воде они сходили на нет, но кто знает, как скоро этот живой ковёр докатится до кромки воды?
Местное солнце, похожее на круглую бледно-жёлтую монетку, неторопливо катилось вниз, готовое утонуть в море. Облака, отливающие фиолетовым и розовым, отражались в воде размытыми пятнами, линия горизонта терялась вдали, и казалось, что в мире не существует более ничего. Лишь синий холст, бело-розово-фиолетовые мазки краски на нём, и жёлтый шар, стремящийся встретиться со своей сестричкой – дорожкой на воде.
И лишь два свидетеля было у этой красоты. Тот, кто разбирается в фэнтези, мог бы, обманувшись гуманоидным телосложением и заостренными ушами, принять их за данмеров или дроу, с какой-то радости влезших в обтягивающие комбинезоны, но эта парочка не могла похвастаться принадлежностью к роду эльфов. Да, похожи, но совсем иные существа. Каи’нава.
Жьереми хмыкнул вслух и привалился плечом к нагретому солнцем боку скалы, такой надёжной и незыблемой в этом мире, похожем на красочный мираж. Он смотрел на солнце, почти не щурясь, и вдыхал солёный морской запах, смешивающийся с ароматом цветов.
– Эй, Джур, ты ещё там не растворился в эфире?
Сидевший неподалёку на корточках Джур, напарник Жьереми по этому путешествию, тильда-особь редкой красоты и скверного нрава, вздрогнул и обернулся. Взгляд его скользнул по скале, по ползущей вверх цветущей лиане и остановился на освещённой солнцем фигуре сородича.
– Опять моей причёской любуешься? – усмехнулся Жьереми, чуть сильнее сощурив глаза. Его тонкие губы изогнулись, превращая лицо в ехидную маску.
– Больно надо, что я, ожогов не видел? – буркнул Джур и отвернулся.
– Я знаю, в чём дело, – продолжал Жьереми. – Я тебе больше нравился с волосами!
Джур фыркнул, его уши дёрнулись, складываясь в пренебрежительный жест.
– Ты мне не нравишься ни в каком виде.
– То-то ты меня тогда на руках укачивал и просил не умирать.

Эта планета была населена разумными существами и, вдобавок ко всему прочему, их общество находилось на достаточно высоком уровне развития, что обещало множество проблем.
Например, любопытство и страх аборигенов, выразившиеся в надёжных оковах, стерильных лабораториях и некоторых не самых приятных исследованиях.
Джур не любил вспоминать те дни. Порой в липких, тягучих снах всё возвращалось вновь: стойкий химический запах, уколы, замеры, зонды, анализы и, как фон, равнодушный голос учёного, монотонно бубнящего в диктофон.
Тильда признавал, что тот период едва не стоил ему рассудка и жизни, но, когда Джур уже начинал тонуть в отчаянии и безысходности, Жьереми снова поставил всё с ног на голову.
Он ворвался в камеру, размахивая каким-то местным оружием, одетый не в робу подопытного, а в свой собственный комбинезон. Под мышкой он зажимал свёрток, в котором угадывалась одежда Джура.
– Давай, вставай, что скрючился, как сухой зародыш? – Жьереми бодрил и ругался, утешал и костерил на все корки, гладил по голове, дёргал за уши, хлопал по щекам. Это было нелегко, но ему удалось выбить из сородича обречённость и поднять его на ноги. А потом он погнал Джура вперёд по коридору, под нескончаемый вой сигнализации и проблесковое сияние фонарей. Вперёд, к свободе.
С оглушительным свистом лопнула труба, мимо которой они бежали, Джур увернулся от струи раскалённого пара, а вот бежавший следом напарник – нет. Джур оглянулся на стук тела и увидел упавшего Жьереми.
Сородича он вытащил на руках, благо, до выхода оставалось недалеко, и, к их великой удаче, рядом оказался пруд. Выбежавшие следом за беглецами преследователи уже никого не нашли.
А Джуру пришлось выхаживать Жьереми. Тот был очень плох, обожженная кожа слезала клочьями, пар в той трубе оказался не просто паром, а кипящей кислотой. Несколько недель боролся тильда за жизнь товарища, и через какое-то время Жьереми был почти здоров. Но до сих пор его голову уродовал огромный неровный шрам, и волосы отказывались расти даже на тех участках кожи, что выглядели нормально.
А Жьереми лишь посмеивался да изредка тянулся почесать зажившую рану.
После того происшествия Джур несколько пересмотрел своё отношение к нахальному напарнику, оно стало заметно теплее. Что не мешало им по привычке вяло переругиваться, как повелось с самого момента их знакомства.

На песке лежал, загорая, молодой каи’нава, внешность которого выдавала его принадлежность к гендерному типу тильда-особей. У Джура, недавнего выпускника экологического университета, выдался свободный день, и он планировал полностью отдаться ничегонеделанию.
Увы, не всегда дела идут так, как нам бы того хотелось!
Когда чья-то тень заслонила солнце, Джур издал недовольный возглас и открыл глаза. Над ним навис незнакомец. В ореоле солнечных лучей трудно было разглядеть лицо наглеца, но самое главное Джур заметить сумел и однозначно идентифицировал его как ульта-особь.
Не самая приятная встреча. Ульта-особи считались самыми задиристыми и наглыми. Конечно, не стоит слепо верить стереотипам, но до сих пор все встреченные Джуром представители данного гендера подходили под определение неотёсанных и грубых наглецов, поэтому особых надежд на то, что этот окажется исключением, тильда не питал.
– Лежишь, скучаешь? – усмехнулся тем временем незнакомец.
– Лежу, – из вежливости согласился Джур. – Но не скучаю.
Увы, ульта не понял намёка.
– Да ладно тебе, я знаю неплохой водоём, пошли, искупаемся.
Тут уж Джур не выдержал и взвился на ноги. Он был так возмущён, что не мог подобрать слова, и лишь негодующе пыхтел, сверля наглеца взглядом.
Пожалуй, настало время для небольшого лирического отступления.
Каи’нава, несмотря на гуманоидную внешность, в плане физиологии заметно отличаются от привычных для нас животных.
На планете Земля когда-то амёбы имели множество полов, но, в конце концов, решили, что для них наиболее удобна дигендерная система мужчина-женщина.
Здешние же существа отказались от столь явной половой дифференциации, и, в зависимости от вида, полов может насчитываться от четырёх до двадцати двух. У каи’нава гендерных типов насчитывается девятнадцать: ульта, валиа, шельд, дзета, керио, бири, церс, фаиш, пекта, осцин, насар, мезд, личао, рчита, ясве, гойшо, сокте, жаска, тильда. Они расположены на условной шкале в порядке наследования, то есть, к примеру, фаиш каи’нава может появиться на свет у родителей гендерных типов церс и осцин, но не у пары из личао и ясве.
Разумеется, при внутреннем оплодотворении такую систему реализовать сложновато, у каких-то гендеров должна будет наличествовать женская половая система для вынашивания потомства. Поэтому на родине каи’нава все виды используют наружное оплодотворение. Как рыбы и лягушки. Кто после этого бросает икру на произвол судьбы, кто устраивает в удобных местах…
Каи’нава, как и большинству других видов, для размножения нужна вода. Разнополые особи, находясь в воде, исполняют нечто вроде брачного танца, который заканчивается синхронным выпуском генетического материала. Гаметы находят друг друга и сливаются в зиготу. А дальше уже зародыши развиваются, как им положено.
Конечно, существует множество интересных вещей в такой видовой концепции, например, генетические механизмы наследования гендера, возможность или невозможность самооплодотворения, однополое размножение, но они не сыграют большой роли в данном повествовании, а потому, дорогие читатели, можете расслабиться и вернуться к рассказу.
Наконец, Джур достаточно успокоился и взял себя в руки.
– Все чистые водоёмы давно заняты.
– Отмазываешься? – гаденько улыбнулся ульта.
– Если я и смешаю с кем икру, то только не с тобой, – отрезал Джур и отвернулся. Чёрные волосы взметнулись и тяжело хлопнули его по спине.
– Ну и ладно, привереда. Сиди тут один.
– Надеюсь, ты никогда больше не нарушишь моё одиночество, – фыркнул тильда, прислушиваясь к удаляющимся шагам и тихому смеху.
Тогда он ещё не подозревал, что случится буквально через пару недель. А если бы знал – непременно догнал бы наглого незнакомца, оглушил и запер бы в каком-нибудь подвале!

Находясь в кабинете научного руководителя, Джур старался лишний раз не смотреть по сторонам. Большую часть стен здесь занимали стеллажи, в которых, несмотря на все усилия, очистку воды и добавление всех питательных веществ в нужных пропорциях, медленно погибали разновозрастные эмбрионы. Разумеется, подобным экспериментальным установкам место было в специально оборудованных лабораториях, но этот немолодой дзета каи’нава не мог расстаться с собственными детьми.
«Как только у него хватает сил всё это терпеть», – подумал Джур, поёжившись. – «Но что тут ещё поделаешь? Так хоть какой-то шанс».
Недавние открытия помогли каи’нава значительно улучшить и упростить свою жизнь, перестали быть проблемой большие расстояния и производство большого числа вещей, но…
Но никто не учёл, что это производство, в отличие от традиционного, требует много воды. И возвращает её природе вовсе не в первозданном виде. Не успели каи’нава порадоваться новой жизни, как на них, спустя всего пару десятков годовых циклов, обрушилась экологическая катастрофа во всём великолепии. Воды, пригодной для размножения, становилось всё меньше и меньше. Началось массовое вымирание видов.
Разумеется, после осознания той беды, что они натворили, каи’нава поспешили предать забвению опасные заводы и технологии. Но им сразу пришлось начать изобретать новые методики и приспособления – уже для борьбы с загрязнениями.
Увы! Пока что битву за собственную планету каи’нава проигрывали.
Джур вполуха слушал речь о том, что сейчас, в этой действительно непростой ситуации, нужно использовать любые подвернувшиеся возможности, и машинально соглашался со всем, желая лишь побыстрее покинуть неуютное помещение.
– … и я решил предоставить эту честь вам.
– Замечательно… какую честь? – Джур очнулся и посмотрел на руководителя. Тот досадливо поморщился.
– Чем вы слушали? У нас есть шанс начать всё с начала. Руководство пришло к выводу, что стоит не только бороться за нашу планету, но и искать иные места для поселения, если…
«Если окажется, что свою родину мы непоправимо загадили», – эта часть фразы осталась неозвученной.
Джур склонил голову.
– И я войду в состав одной из таких экспедиций?
– Именно. И ваш напарник как раз сейчас должен прийти.
Словно по заказу, в дверь постучали, и после разрешения в кабинет прошёл тот самый наглый ульта, что недавно подпортил Джуру настроение. Узнав наглеца, Джур не постеснялся при свидетеле угрожающе сгорбиться и искривить губы в оскале.
– Что он тут делает?
– О, я вижу, вы с Жьереми уже знакомы, – руководитель остался невозмутимым. – Тем проще вам будет в экспедиции.
– Я с ним не пойду! – сердито сказал Джур, сжимая кулаки.
– Другого кандидата у нас нет. Вы принадлежите к кардинально отличающимся генетическим линиям, стоите на противоположных краях гендерной шкалы, ваше потомство будет отличаться наибольшим генетическим разнообразием, что очень…
– Мне с ним что, ещё и детей заводить? – воскликнул Джур, впервые столь бесцеремонно перебив руководителя.
– А что тебе не нравится? – осклабился ульта Жьереми. – Или ты плавать не умеешь?
– Да я тебя утопил бы самого, да руки марать неохота!
– Успокойтесь оба, – чуть повысил голос научный руководитель, и парни замерли, несколько пристыженные. – Заводить детей вовсе не обязательно, но если мы не сумеем переселиться на новое место следом за вами, вам всё-таки придётся позаботиться о сохранении нашего вида.
– Вы уж сумейте, – всё ещё сердито буркнул Джур. – А почему вы не сможете уйти за нами? И где, собственно, мы будем искать?
– На других планетах, – ответил первым Жьереми. – Видишь, красавчик, я знаю даже больше тебя.
Джур высокомерно его проигнорировал, всё ещё смотря на своего научного руководителя.
– Да, Жьереми прав. Недавно была найдена возможность открывать дорогу на другие планеты. Мы назвали это Вратами, и они очень удобны. Увы, их недостатком является невозможность послать больше двух каи’нава, а также мы не знаем, как настроить Врата на иную планету, кроме нашей. Исключительно случайный выбор.
Джур, колеблясь, всё-таки скользнул взглядом по стеллажам и решился.
И уже через три дня шагнул вместе с новоявленным напарником навстречу долгим поискам.

Джур чуть вздохнул, проигнорировав последнюю реплику Жьереми, и снова устремил взгляд на горизонт. В кулаке он сжимал таблетку, которую следовало кинуть в воду.
– Может, стоит вернуться домой?
Джур вздрогнул, когда рука напарника коснулась его плеча, и поспешил встать. Жьереми смотрел прямо, и во взгляде его не было привычного нахальства.
– Это последние Врата. А мы так и не нашли планеты с подходящей водой. Может быть, её и вовсе не существует.
Джур вместо ответа размахнулся и зашвырнул таблетку в море. Она с тихим бульканьем ушла на дно, чуть в стороне от солнечной дорожки к горизонту.
В первые несколько секунд ничего не происходило, но потом в воздухе возникло небольшое марево, какое бывает над песком жару. Уходящее солнце, словно из последних сил, выстрелило тонкой ниткой луча, угодившего в самый центр этого пятна. Завихрения становились всё явственнее, над поверхностью воды раскручивался вертикальный «водоворот», постепенно заливаемый бледно-жёлтым сиянием.
Жьереми задумчиво посмотрел на Врата, ждущие, когда через них пройдут.
– Ты ведь понимаешь, что мы уже никогда не вернёмся домой?
– И что? – пожал плечами Джур. – Что мы там забыли? Генетические программы? Ожесточённые бои за чистые источники? Изнуряющую работу на благо общества?
– Что мы встретим там? Ещё одну лабораторию? Безжизненную пустыню?
– Наконец-то подходящую для каи’нава планету, где мы отдадим родине последний долг?
– О, так ты уже не против того, чтобы завести от меня детей? – Жьереми вскинул уши торчком и со смехом увернулся от подзатыльника. – Пошли уже. На этот-то раз нам должно повезти!
Они взялись за руки и ступили в море. Маленькие волны накатывали с размеренной частотой, но не могли намочить комбинезоны, предназначенные для работы в самых неблагоприятных местах и условиях. Тильда и ульта растворились в пятне света.
Солнце скрылось за горизонтом.
Врата исчезли.
Ночью этот мир оказался не менее красив, чем на закате. Но сейчас смотреть на его красоту было некому.

@темы: творчество, рассказы

URL
Комментарии
2017-05-26 в 22:58 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
Ой, я думала, что случайно открыла пост давности несколько лет)

2017-05-26 в 23:09 

nastyKAT
У каждой крыши свой стиль езды.
Aihito, ОН ВСПЛЫЛ ИЗ НЕБЫТИЯ
а если серьёзно, я для переноса в паблик рыла дневник, нашла три рассказа с реверсов и смутно вспомнила, что должен был быть четвёртый :lol::facepalm::lol:

URL
   

ХВГ чеширской кошки

главная