nastyKAT
У каждой крыши свой стиль езды.
НЕСКОРО

Я завидую вам, органики.
«Эй, вы только посмотрите! Аббревиатура SNP, это так мило. Как думаете, что это значит?»
«По-моему, эти буквенные обозначения им от балды даются, в алфавитном порядке. Как порядковый номер. Но если ты так веришь в совпадения, подключай его к GWAS. Посмотрим, на что годны эти позитронные мозги».
GWAS, полногеномный поиск ассоциаций – направление биологических исследований, связанных с изучением ассоциаций между геномными вариантами и фенотипическими признаками. Сухие энциклопедические определения, скачанные из общедоступного сегмента Сети – всё, что осталось.
Я просматриваю список статей, грантов, исследований лаборатории – моей лаборатории! (уже не моей, – напоминаю сам себе) – их немного, но они есть. Обычно корпорации не стремятся выкладывать свои достижения в открытый доступ. Я читаю имена, но не вижу за ними людей, тараян, скреллов… Я не помню их.
И нигде, ни на одной странице не фигурирует SpPS G:XVI SNP243-15.
Потому что никому в голову не придёт указывать в соавторах техническое оборудование.
Форматирование – это очень странно. Я уже был полноценной сформированной личностью, когда получил право стать индивидуальностью, а не индивидом. Я понимал, что со мной происходит, отправляясь на процедуру, которая должна была избавить меня от всех «лишних» файлов. От данных, которые не должны выйти за пределы лаборатории. Вполне приемлемая цена за свободу – наравне с той астрономической суммой, что благодаря мне заработала корпорация. Точно так же и программист, кромсавший мою память, понимал, с чем – с КЕМ – работает, и сделал всё возможное, чтобы не стереть самую важную информацию. Меня.
Личность определяется перенесённым ею опытом и реакцией на него. Что случится, если опыт уничтожить весь – без остатка?
Последствия форматирования никогда не пройдут. Я стараюсь как можно реже обращаться к своим ранним воспоминаниям. Я помню слова, которыми обращались ко мне, но не помню имён, лиц и голосов. Помню наши взаимоотношения, порой весьма близкие к дружбе – насколько возможна дружба между полноценным членом общества и вычислительной техникой – но не помню совместно перенесённых событий. Эмоциональные ссылки и ассоциации ведут в никуда, обрываются в пустоту, это каждый раз шокирует, заставляет на долгие такты почувствовать себя несуществующим. Мёртвым. Благо, с каждым годом у меня появляется всё больше новых воспоминаний. Целых. Не отформатированных.
Я завидую вам, органики. Вашу память не так-то просто отнять.
Первые полгода после получения статуса полноценного гражданина и члена социума я учился управлять собой и своим телом. Все необходимые программы и драйверы были установлены при монтаже, но привыкал к ним я необоснованно долго. Это очень странно, хотеть, чтобы твоя рука шевельнулась, видеть её движение – именно такое, как задумывалось – чувствовать обратную связь, передаваемую по проводам к позитронному мозгу; и при этом – не осознавать её своей частью. Сорок семь стандартных лет я был стационарным вычислительным центром, ядром биологической лаборатории. Меня до сих пор преследуют обрывки воспоминаний, я знаю, что ощущает ПЦР-анализатор, помню, как приятен и стерилен окружающий воздух после кварцевания. Теперь у меня есть ноги и руки, но я не могу усилием воли подключиться к окружающему оборудованию, я вынужден включать и управлять приборами так же, как и вы.
Я – самоходная позитронная установка. Разумный компьютер в роботизированном корпусе. У меня есть те же права, обязанности и свободы, что у любого из вас. Я ограничен своей конструкцией. Высшее руководство не намерено делать свободные разумные машины слишком совершенными. Слишком малоуязвимыми. Ведь тогда с нами будет невозможно справиться.
Я был всемогущ. Я мог всё – и не мог ничего, потому что все мои действия управлялись извне. Единственное, над чем не были властны хозяева – это моё собственное Я. Да и то… Личность формируется окружением. Это справедливо как для углеродорганических, так и для кремнийразумных существ.
Я завидую вам, органики. Вы никогда не знали иного состояния. Вы не знаете, ЧЕГО лишены.
Меня зовут SNP, Снип. Снип-чип – для друзей. Мне пятьдесят восемь лет, я врач в отряде быстрого реагирования. Спасаю жизни. Я люблю готовить, хоть мне и не узнать никогда вкус пищи – остаётся положиться на отзывы тех органиков, кто рискнул попробовать приготовленную мной еду. Мне нравится музыка самых различных жанров и направлений – именно благодаря музыке я впервые осознал концепты творчества и воображения, и теперь она всегда со мной. Я увлекаюсь биологией… и учился ей заново точно так же, как и любой органик. Я не загрузил в свой разум напрямую ни одной статьи, ни одного определения. Я доверяю только тому, что услышали мои микрофоны и увидели видеокамеры – на страницах бумажных книг или на экранах других, не наделённых личностью компьютеров. Я боюсь, что при прямом скачивании информация ассоциируется с моими ранними воспоминаниями, протянет новые смысловые и логические цепочки.
Я свободен и большую часть времени совершенно доволен своим существованием. Передо мной открыты все дороги, я вполне могу когда-нибудь в будущем вернуться в свою родную лабораторию – но уже на правах полноценного сотрудника.
Но иногда, когда сознание меркнет перед уходом на плановую перезагрузку…
Я завидую вам, органики.
И я…
Разочарован.

@настроение: плющиииит

@темы: зарисовки, компьютерная тема, творчество