nastyKAT
У каждой крыши свой стиль езды.
Название: МИФическая кража
Автор: nastyKAT
Размер: мини (1105 слов)
Пейринг/Персонажи: Скив, Ааз
Категория: джен
Жанр: виньетка
Рейтинг: G
Краткое содержание: Ночь. Самое время для воровской работы.
Примечание/Предупреждения: по заявке с Инсайда.

Брехливые здоровенные волкодавы — о, это дневной вариант. Чтобы каждый видел, что не просто так особняк стоит, имеется у него серьёзная охрана, скалящая слюнявые пасти сквозь прутья решётки. Решётка тоже серьёзная — тонкая, ажурная, ногу не поставить, рукой не ухватиться, а пики поверху действительно острые.
Ночью же волкодавы смирно спят, запертые на псарне, потому что на смену им приходят другие псы.
Самая страшная собака это та, которая нападает молча. Она не пугает, не предупреждает о своём приближении, просто выпрыгивает из ночных сумерек тёмная тень, смыкаются клыки на мягкой плоти нарушителя. Ни звука, ни крика — метят прежде всего в горло. А потом, ну, мало ли трупов всплывает в каналах трущоб?
Ему достаточно трёх касаний, чтобы взлететь на ограду. Только вручную, потому что металл со стороны улицы защищён тонкой плёнкой безмагии. Колдовать нельзя. Но он довольно ловко балансирует, танцуя на пиках, словно на лезвии бритвы. Замер, готовя следующий шаг.
Через решётку грузно перевалилось тяжёлое тело, упало на траву, с трудом поднялось. Псы прыгнули с двух сторон, одновременно вцепились в жертву. То, что казалось человеком секунду назад, беззвучно лопнуло. Взметнулось вверх облачко серой пыльцы, упало на оскаленные в недоумении морды. Пара вдохов — и вот уже псы-убийцы дрыхнут вповалку, тихонько поскуливают во сне, дёргают лапами. Для них продолжается извечное патрулирование.
В отличие от обманки, он приземлился бесшумно. Кажется, даже трава не шелохнулась, словно и не весил гость ничегошеньки. Подойдя к спящим собакам, он внимательно осмотрел их и удовлетворённо ухмыльнулся, не обнаружив ошейников. Магии можно не опасаться, по крайней мере — в саду. А вот дальше... Предполагается, что маг не обладает достаточной физической формой, чтобы преодолеть забор, а слабака остановят собаки. Значит, непосредственно особняк должен охраняться при помощи колдовства, и достаточно хитрого.
В отсутствие охранников подкрадывание превратилось в прогулку по саду, для полноты картины не хватало только песенки, беззаботно намурлыкиваемой под нос. Но он не позволял себе таких глупостей, даже в мыслях соблюдал исключительно рабочее настроение. Расслабившийся вор — мёртвый вор.
Дверь была, разумеется, заперта. Он только хмыкнул, оглядывая магическим зрением переплетение заклинания, ярко светящееся на общем тёмном фоне. Топорная работа, даже странно, в остальном-то на охрану не скупились...
Рука, протянутая было замкнуть уязвимое место, дрогнула и замерла. Он нахмурился. Действительно, не может же быть так просто!
И правда, после тщательного приглядывания выяснилось, что бросающиеся в глаза слабые места на самом деле были хитро замаскированными ловушками. Стоило как-то на них повлиять — и от нарушителя мало что осталось бы. С ночными гостями тут явно не церемонились. Он еле слышно цокнул языком и покачал головой, оценив подлянку. И полез на крышу. Внизу ему делать было нечего, всё равно нужный заказчику предмет находился на третьем, верхнем этаже.
Особняк оказался шедевром паранойи — под ногой чуть было не скользнула плохо закреплённая черепица. Неловкое движение — и она в лучшем случае с грохотом бы упала на каменный тротуар, окружавший дом. В худшем — утянула бы за собой незадачливого покорителя крыш.
Он почти отрешился от материального мира, полагаясь на навыки, вбитые даже не на уровне рефлексов, а куда глубже, в подкорку, в мышцы, минуя мозги, потому что мозги нужны совсем для другого.
Перед ним развернулся мир энергий. Сверху, над городом, размытая исполинская туша энергетический линии. Это в малонаселённых районах линии выглядят тонкими ручейками-нитками. Здесь же, над городом населением почти в миллион людей, где постоянно рождаются, умирают, страдают, едят, любят, живут, многие тысячи и тысячи разумных существ, часть из которых непременно обладает магическим даром, ручейки превращаются в вальяжно текущие полноводные реки, сливаясь пучками по несколько штук. Делая колдовство ещё легче, ещё масштабнее.
А снизу — яркий, как ёлочная игрушка, защитный кокон. Сигналки на расшатанных черепицах, обманки возле чердачного окна и вентиляции — маг-безопасник подошёл к делу со всем старанием, когда ставил охранную систему.
Он улыбнулся.
Всегда можно сделать проще.
Даже самая совершенная охранная сеть не может быть сплошной, иначе будет отрезан даже ток воздуха, что плохо скажется на здоровье людей, запертых в коконе. Он надел плотные перчатки, пошевелил пальцами, проверяя, удобно ли сидят, и взялся за две рядом расположенные нити ячеек, медленно, по долям дюйма, раздвигая их в стороны. Работа была напряжённая, а он даже не мог позволить себе отвлечься, смахнуть каплю пота, предательски пробежавшую по лбу. Следующие могли попасть в глаза, и он зажмурился — магу вовсе не нужны глаза, если он смотрит истинным зрением.
Через несколько минут он решил, что расширил дыру достаточно, чтобы приступить к следующему этапу. Аккуратно закрепив нити, чтобы не вздумали вернуться на исходную позицию, он выпрямился и потянулся, разминая мышцы, которым ещё придётся поработать этой ночью. И слизнул солёную капельку, докатившуюся-таки до кончика носа.
Черепицу пришлось складывать очень осторожно, без лишнего звука. Из опасений, что заклинание тишины, тот же купол, но с иными свойствами, сдетонирует с изуродованной охранкой, магией он не пользовался до последнего момента. Благо, дыру сделал предусмотрительно чуть больше по диаметру, чем следовало.
Заклинание было похоже на заборчик из ровных палочек, светящихся светло-лиловым и никак не связанных между собой. Растопыренная ладонь опустилась на пару дюймов, пальцы сжали невидимое яблоко и резко повернули. "Заборчик" яростно вгрызся в камень, закручиваясь по спирали. Он упал животом на черепицу, просунул обе руки в дыру и всё-таки успел аккуратно подхватить падающий кусок крыши. А вот вытянуть его наружу никак не мог, поэтому аккуратно, поддерживая магией, опустил на пол чердака. И упал следом, приземлившись по-кошачьи мягко.
Слава продажным чиновникам городского магистрата, благодаря которым у него были планы особняка, и ай-яй-яй хозяину дома, который предоставил магистрату неверные сведения! Чуть не вляпавшись в ловушку, он стал куда осторожнее, и небольшую, тщательно защищённую комнатку уже ничто не могло спасти от тихого визита.
Возвращался он, баюкая драгоценную ношу за пазухой, тем же путём, что и пришёл. Не удержался, остановился у спящих псов, достал ножницы. Он знал, что собаки не проснутся до утра, и потому спокойно завершил своё чёрное дело — выстриг до кожи и загладил магией свой личный знак — литеру S.
— Выпендриваешшшшься?
Он вскинул голову и встретился с жёлтыми глазами, смотревшими с той стороны решётки. Улыбнулся беззаботно, спрятал ножницы и легко преодолел ограду.
— Предмет у меня. Это было легче, чем отнять конфету у ребёнка!
Под жёлтыми глазами сверкнула в свете фонарей белая улыбка.
— Поостерёгся бы хвалиться, пока не ушёл достаточно далеко от точки.
— Не бурчи, — он беззаботно отмахнулся, пошёл рядом. Неторопливо, спокойно. В ночном городе спешат только наряды стражи на вызов, да ещё те, кто чего-то боится. На трусов и напасть не зазорно, а вот уверенного в себе прохожего ночные тени, скорее всего, не тронут. Можно нарваться и на остро заточенную сталь, между прочим.
Чужие пальцы вцепились в ухо, он зашипел не хуже гадюки, наклонился — собеседник был ниже и тянул, соответственно, вниз.
— Мал ты ещё, со старшими спорить. Ни мастерства пока, ни опыта, так, везение и талант.
— Ладно-ладно, я всё понял, буду послушным, только ухо отпусти!
— То-то же, — удовлетворённое ворчание. — Слушайся учителя, и ты у меня станешь самым ловким вором на Базаре, помяни моё слово! Старина Аазмандиус плохому не научит.

@темы: М.И.Ф.ики, ФБ-2014, зарисовки, творчество